Публикации

Про новую-старую пенсионную реформу: Такое впечатление, что государство не понимает, что делает
Про новую-старую пенсионную реформу: Такое впечатление, что государство не понимает, что делает

Про новую-старую пенсионную реформу: Такое впечатление, что государство не понимает, что делает

По его мнению российского предпринимателя Сергея Васильева, Центральный Банк предлагает вместо обязательной, полностью добровольную пенсионную систему. Т.е. предлагает ту систему, которая была у нас в еще 90-х и устарела уже тогда.

Новый формат пенсионной реформы, который рассматривает сейчас ЦБ, под названием ГПП (гарантированный пенсионный план), вызывает скорее даже не вопросы, а улыбку и недоумение.

Такое впечатление, что государство все время либо отстает на пару шагов, в своих «реформах», либо вообще не понимает, что делает.

Еще в середине 90-х у нас стали появляться первые негосударственные пенсионные фонды. Их деятельность была основана на абсолютной добровольности участников, в формировании своих пенсионных вкладов и на саморегулировании самих фондов.

Редкие пенсионные фонды, а их открылось в те годы не очень много, стали начинать договариваться с крупными компаниями, чтобы те из собственного бюджета начали отчислять в пенсионный фонд дополнительные деньги, чтобы потом назначить своим сотрудникам дополнительную негосударственную пенсию.

Понятное дело, что такую роскошь могли позволить себе только крупные или очень крупные компании, типа Газпрома, Лукойла или каких-то металлургических комбинатов.

У компаний по таким добровольным отчислениям были небольшие налоговые льготы от государства, но они были не существенными. Основным мотивом тех лет для таких крупных работодателей была именно забота о своих пенсионерах, т.к. государственная пенсия в те годы была уж слишком мизерной.

В общем, все строилось на добровольности между пенсионными фондами и крупными компаниями и потому, таких «пенсионных» денег в стране было очень мало. В общей финансовой картине они были почти не видны.

Но одновременно с этим, у этих редких пенсионных фондов в те годы и не было больших проблем, хотя никакого толком контроля со стороны Центрального Банка или ФКЦБ (федеральной комиссии по ценным бумагам) над ними не было. Ограниченный объем добровольных пенсионных взносов со стороны редких клиентов и потребность постоянно следить за назначением и выплатами пенсий, требовала от самих фондов аккуратности в финансовой дисциплине.

И эта самодисциплина действовала.

В те годы (с середины 90-х по середину нулевых) на российском рынке вообще не было ни одного случая банкротства пенсионных фондов, хотя, казалось бы, над ними не было жесткого контроля и мониторинга, точнее в те годы его вообще не было никакого.

Пенсионные фонды работали на принципах самоконтроля и полного к ним доверия!

Перелом случился в начале нулевых, когда государство неожиданно решилось на революционные изменения, в сфере пенсионных накоплений граждан. Была введена система ОПС (обязательного пенсионного страхования), когда все компании страны (а их миллионы), начали ежемесячно отчислять сначала по 2%, потом по 4%, а затем по 6% от зарплаты всех своих работников на отдельные счет пенсионных накоплений в ПФР.

Это был по-настоящему революционный шаг!

Во-первых, режим стал не добровольным, а ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ. Теперь уже не редкие гиганты, типа Газпрома, стали откладывать на дополнительную пенсию деньги своим сотрудникам, а вообще все предприятия страны, для всех своих работников. Это безусловно, сразу меняло всю картинку пенсионной отрасли.

Во-вторых, эти ежемесячные отчисления предприятия платили не из отдельных денег дополнительных, а за счет уменьшения социального налога (22%), который выплачивался в ПФР при начислении зарплаты сотрудникам. Предприятие при этом вообще ничего не теряло. Вместо 22% в ПФР, оно теперь начало отчислять 6% на пенсионные счета своих работников, а 16%, в соцстрах.
Сотрудник предприятия тоже ничего не терял, ему как платили его зарплату, так и продолжали платить, просто стали перераспределять часть налогов, которые с него и так списывали.

В общем для работодателя и работника вообще ничего не поменялось, а еще куда-то начислялась всем дополнительная пенсия.

Но главным выгодоприобретателем, конечно, неожиданно стали… сами пенсионные фонды.

На них пролился огромный фонтан неожиданных денег. Действительно, картинка была феерическая. Государство собственными руками создало машинку сбора налогов (6% от зарплаты) со всех работодателей страны и стало перечислять эти огромные деньги в… частные пенсионные фонды.

Поразительная и редкая у нас история – государство само собирало налог (6%) со всех работников, чтобы потом перевести их пользу … частных пенсионных фондов.

Картинка была, конечно, чуть более сложная. Изначально все работникам страны были открыты счета в ПФР, но всем людям дали право выбрать для себя любой частный пенсионных фонд, нужно было лишь падать об этом заявление. И тут заработал пылесос агентских сетей по сбору таких заявлений от граждан.

Так как для любого гражданина ничего не менялось в системе начисления ему зарплат, получить такую его подпись было не очень большой проблемой. И агентские сети стали массово собирать заявления граждан на перевод их пенсионных взносов из ПФР в какой-то из частных пенсионных фондов.

Математика тогда была очень проста. «Стоимость» такой подписи была около 1-2 тр., а остаток на каждом счету был в среднем 5-10 тр. И по всей стране закрутилась машинка по сбору этих «пенсионных» денег в частные пенсионные фонды.

Ты (НПФ) вкладываешь в сбор подписей условно 2 рубля, а тебе государство через год переводит 10 руб. накоплений и начинает ежегодно начислять на этот счет по 6% от зарплат этого сотрудника. Любая расчетная модель показывала, что уже через 5-10 лет такой работы, пенсионный фонд накапливал бы под управление 100 руб. на каждые вложенные 2 руб. в сбор подписей, и счет бы еще продолжал расти и расти.

При это самому пенсионному фонду ничего не нужно было уже и делать, государство само собирала налоги с работодателей, само отсортировывало 6% пенсионных денег, и перечисляло их в частный пенсионный фонд.

Но самое фееричное в этом было то, что при этом никто не начал при этом следить… а куда собственно начнут вкладывать эти новые огромные деньги сами частые пенсионные фонды?

Казалось бы, это было очевидным делом, что перед тем, как запускать такую государственную машинку по сбору денег в пользу частных пенсионных фондов, нужно было сначала научиться их контролировать и мониторить.

Но тогда, в середине нулевых, об этом в государстве никто не подумал!

Всем почему-то казалось, что пенсионные фонды как-то сами, по своему усмотрению и разумению, как и раньше, будут эффективно и осторожно вкладывать эти деньги. Но по факту все случилось не так.

Новый огромные свежие деньги, которые неожиданно начали сваливаться пользу частных пенсионных фондов, тут же вскружили головы их владельцам. В те годы пенсионные фонды могли делать с этими деньгами что угодно! Покупать, акции (сколько угодно), облигации (сколько угодно и какие хочешь), векселя и прочее. Контроля, со стороны ЦБ или ФКЦБ почти не было.

Первая «заморозка» пенсионных накопления случилась со стороны государства совсем не потому, что в бюджете стало не хватать денег, а потому что до Правительства стали наконец-то доходить сигналы с рынка, что «пенсионные» деньги, вкладываются в очень рисковые проекты, а иногда вообще тупо разворовывались. ЦБ начало вводить рестрикции и всевозможные ограничения на вложения пенсионных денег, но было слишком поздно, огромные деньги к тому моменты были уже потеряны или украдены.

Именно с началом «заморозки» пенсионных накопления и началась настоящее переформатирование всей пенсионной отрасли страны.

ЦБ объявило об обязательно акционировании самих НПФ, чтобы хотя бы узнать, кто их реальные владельцы? До этого моменты, все нпф были организованы в стране в статусе некоммерческих организаций, без акционеров, а значит и без реальной ответственности хозяев, за содеянное.

Начали вводится строгие ограничения на вложения пенсионных денег в различные виды ценных бумаг, котировальные уровни биржи и т.д. и т.п.. Мониторинг за состоянием портфелей стал уже не постфактум, а по сути единомоментный, когда ЦБ в он-лайне следит что и когда покупают НПФ в пенсионные портфели. Появилось понятие стресс-тестирование, квалификация сотрудников, фидуциарная ответственность акционеров, за нанесенные убытки и прочее и прочее.

В общем, с 2013-го, когда началась заморозка накоплений, наконец-то в отрасли было сделано все то, что должно было быть сделано до того, как вводилась система накоплений, чтобы не терять, а преумножать «пенсионные» деньги.

Кроме того, после громких банкротств крупных пенсионных игроков, типа «Открытие», БИНов, Будущее и других, постепенно произошла консолидация пенсионной отрасли и почти полное ее огосударствление. Теперь основные игроки это – Газфонд, Банк Открытие (владеет ЦБ), Сбербанк, ВТБ.

Вот теперь то, когда основные игроки на поляне уже государственные или полу-государственные, а значит несут перед пенсионерами почти «государственную» гарантию. Теперь то, когда налажены механизмы строго контроля, мониторинга и стресс-тестирования, казалось бы, и нужно наконец-то разморозить ту революционную пенсионную реформу, которая была начата в начале нулевых.

Пусть, после череды ошибок и исправлений, но ее наконец-то перезапустить, и начать, пусть с временной задержкой, формирование настоящий больших и защищенных пенсионных сбережений для людей.

Но нет…

Центральный Банк на всеобщее обозрения выносит документ о ГПП, который полностью перечеркивает старую «революционную» пенсионную реформу, и предлагает вместо обязательной, полностью добровольную систему.

Т.е. предлагает ту систему, которая была у нас в еще 90-х и устарела уже тогда. Ни работодатели, ни работники не будут сами добровольно что-то откладывать на пенсию, а значит будут потеряны еще лет 5-10, чтобы снова начать какую-то новую-старую пенсионную реформу.

И опять начать все сначала.

А это уже не смешно…

Оцените материал:
(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Закрыть меню
Заказать обратный звонок